Это определение, конечно, было не совсем корректно уже хотя бы потому, что русские славянофилы, как известно, проповедовали не личное, а именно «хоровое», коллективное начало в обществе. И именно Шпенглер во втором томе «Заката Европы», вышедшем в Германии в 1922 году, дал объяснение сути русского большевизма, исходя из традиционного, глубоко противоречивого, с оттенком мистической религиозности, отношения России к Западу и западной мысли.

Второй том шпенглеровского трактата практически еще не был известен в России 1922 года, а когда появился, то был запрещен властями, причем, не столько по политическим причинам, сколько за «насаждение» религиозного отношения к жизни. Однако его концепция во многом прочитывалась в других, уже вышедших трудах.

Связывая явление большевизма с русским западничеством, с петровской реформой, Шпенглер отмечал в большевизме как ненависть к Европе, так и невозможность освободиться от ее влияния.