Для Оуэнса с его мировым рекордом 8 метров 13 сантиметров это не должно было представлять особой проблемы. Однако во время первого прыжка он совершил заступ, а потому результаты первой попытки не были засчитаны. Оставались еще две попытки. Позже Джесси Оуэне утверждал, что его очень сильно отвлекал один американский репортер, который непременно хотел знать, что думал Оуэне об отказе Гитлера поздравить его лично.

Намекая на то, что фюрер не хотел видеть очередной победы «негера», журналист указывал на пустовавшую трибуну Гитлера. Эта история кажется выдуманной от первого до последнего слова, так как во время Олимпиады 1936 года журналистам не разрешалось общаться со спортсменами на стадионе, да еще во время соревнований. Кроме этого Оуэне утверждал в своих воспоминаниях, что начал искать глазами Гитлера и, когда убедился, что трибуна пуста, чрезмерно взволновался. Подобные утверждения кажутся не соответствующими действительности. Едва ли спортсмен перед прыжком мог задумываться о каких-то политических проблемах.

Во всяком случае, сразу же после соревнований Оуэне заявил известному спортивному обозревателю Грантланду, что «даже не собирался думать о Гитлере». Как бы то ни было, но Оуэне совершил второй заступ, и его прыжок вновь не был зачтен. Именно в этой части истории и сформировался миф.

Конечно, ситуация была напряженная — если бы у Оуэнса был третий заступ, то его бы сняли с соревнований. В данном случае Луц Лонг гарантированно стал бы олимпийским чемпионом. Но якобы германский спортсмен подошел к темнокожему американцу и дал ему ценный совет — увеличить длину разбега для прыжка.

Якобы Луц Лонг даже положил полотенце там, где Оуэне должен был совершить толчок, чтобы не совершить очередной заступ. В итоге Оуэне не только смог пройти квалификационные соревнования, но и завоевать очередную золотую медаль.