Почти повсюду, где германский пролетариат начал приходить к некоторой ясности воззрений, мы открываем, что движущей силой были прежние члены Союза Коммунистов.

Впоследствии, когда с концом кампании в пользу общегерманской конституции в Германии воцарился белый террор, они опять оказались вместе. Как было до 1848 года, так и теперь революционная пропаганда в Германии стала возможной лишь посредством тайной организации, открытая же пропаганда была возможна только из-за границы. Но и на этот счет дело обстояло плохо, так как в германской эмиграции перемешались самые пестрые элементы, и всякая попытка сплотить эту толпу в интересах единства действий была безнадежна с самого начала или же, если такие попытки все же делались, они скоро погибали среди отталкивающей склоки.

К тому же правительства продолжали преследовать эмигрантов, и в Швейцарии они добились полного успеха. Как постоянно бывало раньше и повторялось впоследствии, швейцарское право убежища изменило именно в момент, когда была величайшая необходимость в том, чтобы оно действовало. Швейцария, подчиняясь давлению германских правительств, в течение года изгнала 11.000 германских эмигрантов, искавших себе прибежища на ее территории.

Единственная серьезная попытка заставить германскую эмиграцию активно вмешаться в судьбы Германии исходила от Маркса и Энгельса.