Само собой разумеется, с победой своего принципа они обещали не только буржуазии, но и мелкой буржуазии, и рабочему классу наступление тысячелетнего блаженного царства, и, по крайней мере, мелкую буржуазию они сумели уловить в свои сети. В пятидесятых годах германское ремесло получило свою скромную долю в промышленном подъеме, но оно уже не видало ничего подобного действительному процветанию, так как быстрый рост крупной промышленности из года в год расшатывал его корни. И меньше всего мог возвратить навсегда миновавшие для ремесла дни предпринятый правительством ретроградный пересмотр прусского промышленного устава, производившийся в цеховом духе.

Более действительную помощь,— насколько ремеслу вообще было возможно помочь,— оказали ему, напротив, кредитные, ссудные и сырьевые союзы, в пользу которых Шульце-Делич, бывший член берлинского собрания 1848 года, лишенный правительством своей судейской должности, развернул оживленную агитацию. Здесь он нашел сильную опору в присущем мелкому производству потребности в урегулированном кредите, и его усилия увенчались тем большим успехом, что у него не было никаких посторонних умыслов: сам настоящий мелкий буржуа, он хотел только оказать содействие своему классу.