Во вторую сессию либеральное министерство выступило на сцену со своим первым крупным предложением, с требованием широкой военной реформы, которая должна была обременить государственный бюджет дополнительным расходом почти в десять миллионов талеров в год. С военно-технической точки зрения план имел за собой известные основания, тем более, что он стремился провести всеобщую воинскую повинность много последовательнее, чем это было сделано до того времени. Он шел навстречу желаниям буржуазии и в том смысле, что ей пора было уяснить себе, что нельзя без подготовленного прусского войска достигнуть единства Германии под главенством Пруссии.

Но реорганизация армии была в то же время усилением власти короля и юнкеров, и не было никакой гарантии в том, что она будет использована в интересах буржуазии. Теперь уже никого нельзя было обмануть мнимым либерализмом принца-регента. В его самом главном собственном деле, как он обыкновенно называл организацию армии, ему было важно что – угодно, но только не желания либеральной буржуазии. Кроме личной любви к солдатчине, усиление собственной политической позиции вовне и внутри было для него главной движущей силой.

У буржуазии не было никакой охоты платить за это десять миллионов талеров в год.

Тем не менее, нельзя сказать, чтобы положение, в котором она находилась, было тяжелое.