Сороковые годы были эпохой расцвета политической лирики. Едва ли еще какой-либо германский поэт—раньше ли, позже ли — достигал такого триумфа, как Георг Гервег (1817—1875 г.), когда он в 1841 году издал свои «Gedichte eines Lebendigen» («Стихи живого»). Они горели огнем необузданной жажды борьбы, извлекающей меч из ножен, хотя она и сама еще не знает, чье сердце пронзит этим мечом.

Поколение, привыкшее к тому, что политическая и социальная борьба ведется с практической серьезностью, возможно, иногда будет усмехаться над неясным пафосом этих стихов; тем не менее, некоторые из них будут забыты лишь, когда умрет немецкий язык, и немало мужественных борцов за свободу пало с песнями Гервега на устах.

К сожалению, этому поэту была суждена только короткая поэтическая весна. Его песни уже пришли к концу, когда Фрейлиграт, тронутый растущей народной нуждой, обратился к политической лирике. Этот вестфалец был вырезан как бы из крепкого дерева, которое медленно охватывается огнем, но зато долго горит и светит.

Хотя его песни не были так мелодичны, как пьесы Гервега, и при своей грубоватости по временам смахивали на карикатуру, однако, он превосходил Гервега по революционной образности и раньше других понял, что надежды и будущее германской нации лежат в рабочем классе. Фрейлиграт был первым певцом германского пролетариата.

Подобно Фрейлиграту, Георг Верт был родом тоже из Детмольда.