Когда европейская контрреволюция увидала, что между буржуазией и пролетариатом пролилась широкая река крови, через которую уже невозможно перекинуть какой-либо мост, она стала выступать с растущею дерзостью. В Берлине буржуазное министерство пало, как только собрание отважилось на слабое сопротивление военщине, да и само собрание легко позволило разогнать себя, когда в Вене победила контрреволюция, и прусская корона, благодаря этому, обрела в себе решимость произвести государственный переворот. В ноябре 1848 года, когда собрание было разогнано силой оружия, оно отказалось призвать народ к оружию, чего требовали рабочие, и возвестило пресловутое пассивное сопротивление, что означало трусливое подчинение предательскому государственному перевороту, совершенному короной.

В виду возбуждения, которое все еще охватывало отдельные части страны, в особенности Рейнскую область и Силезию, корона не решалась полностью раскрыть свои карты. Разогнав собрание, она 5-го декабря 1848 года октроировала конституцию, которая за отдельными, правда очень существенными, исключениями, соответствовала проекту конституции, выработанному разогнанным собранием; она обещала представить эту конституцию двум палатам, которые предстояло избрать вновь,— притом вторую из них опять-таки на основе всеобщего избирательного права.