В то время как старейшие гегельянцы продолжали пережевывать слова учителя, младшие ученики Гегеля, основавшие собственный орган «Hallische Jahrbucher» («Галльские Ежегодники»), руководимые Арнольдом Руге, пришли к той мысли, что ядро этой философии — не система, а метод, не покой, а движение, не застой, а развитие.

Но так как политика все еще представляла в Германии область, обнесенную густым терновником, то они, прежде всего, принялись за религию, идеологическую спутницу германского деспотизма; впрочем, это вообще соответствовало идеологическому направлению их ума. Они примкнули к той критике евангелия, которую они нашли у буржуазных просветителей и которая привела не к какому-либо решительному результату, а лишь к вопросу, сущность которого формулирована Лессингом следующим образом: если евангелия представляют сказки и легенды или даже ложь и обман, как могло случиться, что из этой болотистой подпочвы возникло такое всемирно-историческое явление, как христианская религия?

В своей «Жизни Иисуса», появившейся в 1835 году, Давид-Фридрих Штраус (1808—1874 г.), правда, тоже еще не ответил на этот вопрос: он подверг евангельские сообщения о жизни Иисуса строгой научной критике, созревшей в школе классической философии.