Нам остается теперь проследить развитие нашей классической философии в эпоху 1789—1830 г. Иоганн Готлиб Фихте (1763—1814 г.) примыкает к теории познания Канта, согласно которой мы знаем вещи не такими, каковы они суть вне нас, а такими, какими они представляются нашим чувствам; следовательно, весь мир явлений,— весь мир, каким он представляется нашим чувствам, до созерцания пространства и времени включительно,— существует лишь в человеческом представлении, между тем как за ним в непроницаемом мраке скрывается абсолютная сущность вещей, вещь в себе. Если Кант как бы разрушил объективный мир, сведя его существование к деятельности человеческого сознания, то Фихте, напротив, вновь построил его из человеческого сознания. Для Фихте действительная вещь в себе — «я», т. е. не индивидуум, не отдельный человек, а человек, как род; человеческое самосознание для него — не зеркало, а творец вещей.

Фихте говорит: «Вещи создаются только нашим я. Нет никакого бытия, существует деятельность; нравственная воля есть единственно действительное». Мышление для Фихте — самостоятельный процесс, совершающийся с внутренней необходимостью. Каждым положением дана его противоположность, и, постоянно преодолевая это постоянное противоречие в высшем единстве, мысль движется вперед.