В этих трех областях высылки следовали за высылками; социал-демократические избирательные воззвания подвергались конфискации, как бы невинно ни было их содержание, на предвыборные собрания рабочих было наложено общее запрещение; в последние недели перед выборами насчитывалось не менее 600 ничем не оправдываемых арестов. Кроме того, Бисмарк не скупился на обманчивые посулы. Он обещал рабочим табачную монополию, как «прибежище обездоленных», на том условии, что они уверуют в его «социализм»; услужающие профессора пошли на то, чтобы распространить эту диковинную сказку о его социализме.

Но все труды были тщетны; рабочие знали, в чем дело, и мужественно выдержали генеральное испытание закона против социалистов. На основных выборах они получили 312.000 голосов; это было на 130.000 голосов меньше, чем на выборах, последовавших за покушениями, но ни одному противнику не приходило в голову торжествовать по случаю такой разницы. Всеобщее смущение в буржуазном лагере подтвердило тот исторический факт, что социал-демократия оказалась непобедимой: недаром она, преследуемая всеми мерами насилия, угнетаемая и гонимая, вызвала на смотр войско более чем в триста тысяч человек.

На перебаллотировках она получила опять двенадцать мандатов, как раз столько же, сколько у нее было перед изданием закона о социалистах.