Крылатым словом о путешествующем рубле он бичевал продажность, которой царский деспотизм угрожал замучить Западную Европу. Одинокий в жизни, Платен был одинок и при смерти. Он умер в Сиракузах, не достигнув и 40 лет,— за несколько лет до того времени, как развилась политическая поэзия, почти все представители которой — Фрейлиграт, Гервег, Прущ, Дингелынтедт — почитали в нем своего учителя.

Не поэтом, как Платен, но значительным писателем был Людвиг Бёрне (1786—1837 г.). Он родился во Франкфурте, на Юденгассе (Еврейской улице) и в свои юные годы испытал все бедствия, которые угнетали евреев в Германии, пока не пришли французы и не улучшили их положения. Бёрне тоже начал литературным бунтом; сначала он выступил, как остроумный театральный критик, но потом резко разошелся с господствующими классами своего родного города, который хотя и назывался вольным городом, но наполовину все еще был окутан гнилью средневекового мещанства, а наполовину уже сделался современным денежным рынком, которого нисколько не касались духовные интересы.

Чтобы избежать преследований, которые могло навлечь на него свободное слово, Бёрне уже в 1822 году уехал в Париж, откуда он своими «Парижскими письмами» объявил германским деспотам беспощадную войну, которая тем чувствительнее поражала их, чем больше сарказма было в насмешках Бёрне.