Он был делом просвещенных людей, которые стояли в центре крупного капиталистического производства, но рано открыли его оборотную сторону. Исторически этот социализм предшествовал классовой пролетарской борьбе. Прежде, чем захватить в свои руки политическое господство, буржуазия должна была достигнуть высокой ступени экономического развития, но она могла подняться на нее, только создав широкие массы неимущих наемных рабочих, только лишив всякой собственности целые слои населения.

В этом — объяснение существа современного социализма в том его виде, как он представлен Сен-Симоном и Фурье во Франции, Оуэном — в Англии. Они видели, что, чем богаче становится буржуазия, тем более многочисленный пролетариат порождает она и тем в более глубокую пропасть нищеты сбрасывает этот пролетариат,— в такую глубокую пропасть, какой еще не бывало в истории. Поэтому они справедливо полагали, что историческое развитие, которое всякое повышение общественного благосостояния покупает ценою растущей массовой нищеты, необходимо должно повести к гибели всей человеческой культуры.

Но им далека была,— и, пока в возникающем пролетариате еще нельзя было открыть признаков самостоятельной жизни, должна была оставаться далекой,— та мысль, что массы, численность которых росла одновременно с уменьшением их силы, в конце концов, сами окажутся в состоянии помочь себе.