Но в городах, и прежде всего в Берлине, скоро развернулись классовые противоречия между буржуазией и пролетариатом. Пролетариат одержал победу на баррикадах; те 183 человека, которые пали в борьбе против солдат, были почти сплошь ремесленные подмастерья, машиностроительные рабочие, торговые служащие и рабочие. Однако, рабочий класс еще не достиг такого развития и зрелости, чтобы использовать достигнутую им победу.

Бразды правления попали в руки буржуазии. Ее вожди с Рейна, Кампгаузен и Ганземан, вместе с некоторыми обуржуазившимися аристократами составили новое министерство, которое должно было закрепить результаты революции.

Однако радость буржуазии перед этим крупным успехом омрачалась для нее тем обстоятельством, что пролетариат мог потребовать и действительно потребовал своей доли. Министерство Кампгаузена-Ганземана первым делом постаралось устранить рабочих из народного ополчения и уничтожить то революционное право, на котором основывалось и его собственное существование. Под тем откровенным предлогом, что необходимо сохранить «непрерывность правовой почвы», оно снова созвало соединенный ландтаг, чтобы возложить на него выработку основ будущей конституции и избирательного закона для будущего народного представительства.