Да и вообще со стороны правительства не было недостатка во всевозможных заманчивых обещаниях, в особенности для крестьян.

Таким образом, страна осталась спокойной благодаря жалкой политике собрания, которое месяцами обманывало доверие масс и затем в решительный момент отказалось от всякого выступления.

Контрреволюция и ее победа.

После государственных переворотов в Берлине и Вене германское национальное собрание во Франкфурте-на-Майне осталось последним представителем революции. По инициативе тех либералов, которые 5-го марта собрались в Гейдельберге, в резиденции союзного сейма открылся так называемый предпарламент,— собрание людей, пользующихся общественным доверием, преимущественно из южной Германии. Под свежим впечатлением мартовских бурь они добились от правительств созыва германского парламента.

Но и это последнее собрание оказалось далеко не на высоте выпавших, на его долю революционных задач. Пока оно обладало властью, оно пренебрегло тем, чтобы выступить в качестве суверенного конвента; напротив, избрав австрийского эрцгерцога Иоганна правителем империи, оно с самого начала отдавало национальное движение в руки монархов. Затем оно расточало драгоценное время в бесконечных дебатах о будущих основных правах народа.

Но это собрание оставалось, хотя и очень неудачным, все же сыном революции.