Он рассчитывал даже на босяцкий пролетариат и рекомендовал кражу, как последнее оружие бедных против богатых. Агитация Вейтлинга должна была потерпеть крушение в силу этих внутренних противоречий, если бы даже правительства немедленно не мобилизовались против нее. Вейтлинг еще не мог сделаться полководцем современного рабочего движения, но он был его пророком, как метко назвал его Фейербах.

Король-романтик.

Между тем с половины тридцатых годов развитие германской буржуазии пошло быстро, и она начала выдвигать политические требования.

Чем больше поднималась торговля, тем больше различия монетных систем, мер длины и веса и многочисленность почтовых тарифов в раздробленной Германии вопияли о необходимости ее национального объединения, тем ощутительнее становилось пренебрежительное отношение союзного сейма к развитию средств сношений и жалкая недостаточность защиты торговых и экономических интересов за границей.

Растущее недовольство буржуазии впервые прорвалось в 1840 году, когда умер прусский король. Он самым грубым образом нарушил торжественное обещание даровать конституцию, данное им в дни опасности, но он не мог уничтожить память об этом обещании: иноземное французское господство привело прусское государство на край пропасти и заставило его в 1820 году обещать кредиторам, что без гарантии со стороны имперских чинов не будет предпринят никакой новый заем.