И вот историческое изложение этих школ было первой научной работой, к которой решился приступить Карл Маркс. Часть ее дошла до нас в виде его докторской диссертации. Она показывает, насколько глубоко еще силен он в гегельянстве, но показывает в то же время, что он уверенно владел диалектическим методом гегельянства.

В кружках берлинских младогегельянцев Маркс, несомненно, научился многому.

Однако эта восходящая стезя жизни приводила его к самому краю опасной пропасти. Младогегельянцы сумели преобразовать учение своего учителя в религиозной области, но они не сумели сделать то же в политической и социальной области. Берлинские младогегельянцы здесь были в особенности беспомощны, хотя они старались утешиться тем соображением, будто политические и социальные вопросы унизили бы достоинство философии.

В Берлине не было той сильной опоры, какую в Рейнской области буржуазное правосознание находило в высоко развитой промышленное. Берлин был городом военщины и резиденцией с преобладающе мелкобуржуазным населением, которое отводило душу самое большее в злой и мелкой сплетне и осмеливалось сжимать свой кулак только тайно, в кармане. Когда борьба того времени начала развертываться на практике, Берлин оказался позади Кельна и даже Лейпцига.