Подвергаясь постоянным,— хотя так и оставшимся недоказанными,— обвинениям, будто он — агент правительства, Швейцер не хотел отказаться от диктатуры даже после того, как усилившееся классовое сознание его сторонников стало показывать, что диктатура отжила свое время. Средство превратилось для него в цель, и ничтожное само по себе ограничение его полномочий заставило его для их восстановления усилить в Союзе отвратительный внутренний переворот. Правда, за ним все еще оставалось подавляющее большинство в Союзе; но меньшинство, состоящее из наиболее способных элементов, отделилось и в  1869 году вместе с нюренбергским союзом основало в Эйзенахе самостоятельную социал-демократическую партию.

Торжество противников по случаю разделения рабочего движения на лассальянцев и эйзенахцев, как обыкновенно назывались эти две фракции, было большое, но преждевременное. Хотя конфликт носил как будто личный характер, однако, его корни лежали не в лицах,— но они лежали и не только в принципиальных различиях мнений. Действительной его основой был национальный вопрос: многовековая раздробленность Германии, влияния которой пролетариат не мог преодолеть одним разом; временный характер того положения вещей, которое существовало в Северогерманском союзе; большие различия в уровне развитая рабочего класса в различных областях Германии.