Тем самым она вызвала против себя пролетарскую оппозицию. С 1830 года начинается новая эра для мира,— всемирно-историческая борьба современного пролетариата.

Вместо республики, которую, как воображали рабочие, завоевали они, французская буржуазия создала буржуазное королевство, посадив на трон под именем короля Луи-Филиппа герцога Орлеанского, побочного родственника старого королевского дома, на том условии, что он будет послушным слугою ее классовых интересов. Верная своему происхождению, новая королевская власть, пользуясь ложью и обманом, бесстыдной системой провокации, преднамеренно сфабрикованными ужасами, начала отнимать у масс политические права, которые, думалось им, навсегда обеспечила за ними июльская революция, и прежде всего — свободу печати и собраний. Лишенные законных способов политической борьбы, мелкая буржуазия и пролетариат стали организовывать тайные общества и, устраненные от устного и печатного слова, начали хвататься за кинжал и ружье.

Так как они не могли открыто делать законное, то они начали тайно делать незаконное: мы употребляем известные слова лейтенанта Мольтке, от которых к собственному посрамлению отрекся фельдмаршал Мольтке в дни закона против социалистов.

Правда, все попытки с оружием в руках свергнуть торгашески-жадное господство, навязанное буржуазией французской нации, сначала оканчивалась неудачей.