Это было наиболее действительным средством не только для того, чтобы впрячь северогерманскую буржуазию в триумфальную колесницу правительства, но и для того, чтобы заманить южно-германскую буржуазию в клетку Северогерманского союза, какой бы тесной ни была она в политическом отношении.

Новая союзная конституция изъяла экономически важнейшие отделы законодательства из компетенции отдельных государств и передала их регулирование союзу: общее гражданское уложение, свобода передвижения, распространяющаяся на всю территорию союза, приобретение прав гражданства, законодательство о промышленности, торговле, таможенных пошлинах, судоходстве, монете, мере и весе, железные дороги, водные пути сообщения, почта и телеграф, патенты, банки, вся иностранная политика, консульства, защита торговли за границей и т. д. Большая часть этих вопросов была решена быстро и, вообще говоря, в либеральном духе. Таким образом, исчезли, наконец, самые вредные порождения мелкогосударственности, которые преграждали путь, с одной стороны, капиталистическому развитию, а с другой — прусской жажде господства.