Он с растущим негодованием следил за бессмысленной политикой либерализма, но он был слишком разумный политик для того, чтобы просто дать волю своему гневу, каким бы справедливым этот гнев ни был. Дело для него сводилось в первую очередь к тому, чтобы просветить буржуазный класс относительно его истинных интересов и отклонить его от ложных путей, на которые он на свою пагубу ступил во время реакции 1848 года. В докладе «О сущности конституции», прочитанном в нескольких берлинских районных союзах, он показал, что весь шум, который производит партия прогрессистов, ссылаясь на право, даваемое ей конституцией, не приведет ни к чему.

Правительство сотни раз показывало, что оно плюет на конституцию, так как у него есть сила преступать конституцию, когда оно находит это полезным, а буржуазия с этим мирилась и вынуждена была примириться, пока она не шла дальше простых ссылок на свое право. В прозрачно ясной форме Лассаль показал, что конституционные вопросы —  вопросы неправа, а силы, что действительная конституция всякого государства заключается только в том соотношении реальных, фактических сил, которое существует в данной стране.

В этом докладе Лассаль еще не делал никаких практических выводов для прогрессистской партии. Он хотел только привести избирателей к правильному пониманию исторического значения конституционного конфликта.