Карл Маркс, сотрудничавший с Кампгаузеном и Ганземаном в «Рейнской Газете», тщетно предостерегал от такой самоубийственной политики; буржуазия из страха перед рабочими заключила с абсолютистско-феодальной реакцией оборонительный и наступательный союз.

Новое собрание, созванное в мае, тоже отнюдь не имело революционного характера; его левая едва насчитывала сорок членов, да и в их числе были очень робкие элементы. Массы, до того времени стоявшие в стороне от всякой

политической жизни, в первое время были до чрезвычайности беспомощны в использовании всеобщего избирательного права. Вместо того чтобы овладеть государственной властью и разрушить феодальное государство, собрание целые месяцы потратило на то, чтобы выработать новую конституцию исключительно на бумаге. Но самым вредным и роковым недостатком было то, что оно не сумело разрешить даже самой прямой задачи буржуазного парламента и освободить крестьян.

По существу его судьба была решена уже через месяц по его созыве, когда в июне 1848 года парижские рабочие восстали против буржуазии, которая отняла и продолжала отнимать у них плоды февральской революции. Они были раздавлены в страшном четырехдневном уличном бое; но ужасная победа дорого обошлась буржуазии.