К тому же и те минимальные требования, которые выдвигало даже «правое крыло» социал-демократии,— устранение закона о социалистах, неограниченная свобода коалиций, законодательство об охране рабочих по английскому образцу,— были для него по существу еще более ненавистны, чем даже требование общественной собственности на средства общественного производства, так как они с большей непосредственностью угрожали его превыше всего возлюбленным барышам. Наконец, весной 1886 года «мягкая практика» получила смертельный удар, когда социал-демократическая фракция бросила яркий свет на позорную систему провокации: она разоблачила занимавшего штатное место чиновника берлинского президиума полиции, пробравшегося под ложным именем в один рабочий союз, сохранившийся при законе о социалистах, и подстрекавшего к динамитным покушениям.

Весной 1886 года метод подкупа потерпел такое же банкротство, как осенью 1881 года — метод насилия, отрицающего всякое право.

Падение Бисмарка. Система Бисмарка-Путткамера попыталась еще раз удержаться путем разнузданных полицейских методов.

Первый акт насилия направился на профессиональное движение. 11-го апреля 1886 года Путткамер издал приказ о стачках, задававшийся целью совершенно задушить свободу коалиций по тем удивительным соображениям, что за всякой стачкой таится гидра революции.