Но он не достиг и этой цели. Хотя его речь сопровождалась обычными аплодисментами, однако, слушатели едва ли поняли, к чему стремится Лассаль. Во всяком случае, впечатление, которое, быть может, произвела речь, было совершенно уничтожено, когда несколькими неделями позже, в мае

1862 года, партия прогрессистов одержала колоссальную избирательную победу, перед которой замолкли все сомнения в правильности прогрессистской политики.

Однако правительство и здесь не пошло на капитуляцию. Правда, обе стороны до некоторой степени хотели прийти к соглашению, но все переговоры о компромиссе разбились, об упорное непонимание короля. 23-го сентября 1862 года палата депутатов отказала в средствах на реорганизацию армии, в ответ, на что король назначил министром-президентом прусского посланника в Париже фон Бисмарка. С 1848 года Бисмарк пользовался репутацией исступленного реакционера, и партия прогрессистов увидала в его назначении приступ к государственному перевороту.

Он начал с того, что усвоил сравнительно мягкие тоны, но так как он категорически отказался признать бюджетное право палаты депутатов, то партия прогрессистов отнеслась к нему с недоверием, и 13-го октября 1863 года он отправил ландтаг по домам. Тогда выступил вопрос: «Что же дальше?», на который Лассаль попытался ответить своим вторым докладом о сущности конституции.