Бисмарк парировал этот удар таким образом, что прусский король не явился на франкфуртский конгресс государей, ссылаясь на то, что австрийские планы реформы преследуют династическо-партикуляристские цели, а не истинные интересы нации, которые могут получить удовлетворение только при посредстве действительного парламента, созданного при прямом участии всей нации.

Напротив, прогрессистские депутаты отдельных государств Германии, тоже собравшиеся во Франкфурте-на-Майне на съезд депутатов, совершили ту необъяснимую глупость, что отнеслись к австрийскому плану реформы «не исключительно отрицательно» и отправили это постановление конгрессу государей. Они обратились с петицией к представителям того самого династического партикуляризма, который в ряду десятилетий был проклятием германского народа, и который только что получил от Бисмарка отпор перед лицом всей Европы. Прусский министр поспешил распустить палату депутатов и назначить на осень того же года новые выборы, чтобы избиратели могли высказаться о подготовлявшемся покушении на независимость прусского государства.

В агитационной речи, произнесенной в сентябре 1863 г. перед сторонниками в Бармене, Золингене и Дюссельдорфе, Лассаль обратился к сложившемуся положению.