Тем не менее, эти попытки натолкнулись на решительное противодействие со стороны прогрессистской партии. Конечно, противодействие должно было возбудить подозрительность рабочих, тем более что они очень решительно отклонили давно начавшиеся старания Бисмарка привлечь их к себе подачками и затем использовать в качестве пушечного мяса против буржуазии. Точно так же Национальный Союз пренебрежительно отнесся к рабочим. Он исключил их из числа своих членов, не разрешив им вносить ежегодные платежи по частям.

Если же рабочим взамен того рекомендовалось смотреть на себя, как на «почетных членов союза», они не могли не увидеть в этом жестокого издевательства.

В ноябре 1862 года еще раз было достигнуто соглашение: прогрессистская партия заявила о своем согласии на созыв всеобщего конгресса рабочих и обещала оказать ему поддержку, если он будет надлежащим образом подготовлен. Однако она ставила такие многочисленные препятствия перед Лейпцигским Центральным Комитетом, на который были возложены подготовительные работы по созыву съезда, что члены Комитета скоро совсем растерялись. Так как и сами они, еще не уяснили себе исторических задач современного рабочего движения, то они обратились к Лассалю.

Они заинтересовались им после доклада, который он в одно время со своим первым докладом «О сущности конституции» прочитал в берлинском Ремесленном Союзе.