Его материализм ограничивался природой, в чем он сам видел недостаток; тем не менее, он не мог придти к ясному пониманию того факта, что человек живет не только в природе, но и в обществе, и что, следовательно, материализм есть не только наука о природе, но и наука об обществе.

В то самое время, когда началось это развитие германской философии в революционном направлении, подобное же развитие началось и в германском пролетариате, среди германских ремесленников-подмастерьев, живших за границей, потому ли, что после 1830 года реакция погнала их за рубеж, потому ли, что они в своих странствованиях остались за границей. Приблизительно одновременно, около 1830 года, возникли тайные организации германских ремесленных подмастерьев в Париже и в Швейцарии: в Париже — «Союз изгнанников», в Швейцарии — «Молодая Германия», которая примыкала к «Молодой Европе», находившейся под руководством итальянского революционера

Мадзини. В обоих тайных союзах господство принадлежало буржуазно-демократическому направлению. У «Молодой Германии» была в Швейцарии сначала сравнительно свободная арена, но затем она была закрыта швейцарскими правительствами, подчинявшимися настояниям германского союзного сейма.

Что касается «Союза изгнанников», то преобладание в нем все больше переходило к пролетарским тенденциям.