Если у этих поэтов еще совсем нет или имеются лишь слабые проблески революционной мысли, то у других она светилась уже настолько ярко, что они — добровольно или невольно — должны были жить за границей, потому что их свободное и смелое слово было невозможно в Германии.

Граф Арним фон Платен (1796—1835 г.) происходил из

юнкерского рода, получившего известность в истории германских дворов своими, часто довольно бесславными, деяниями. Сам он был баварским офицером по профессии и всю свою жизнь должен был пользоваться милостями баварского короля Людвига. Тем не менее, он проложил в германскую литературу дорогу политико-революционной лирике.

Он начал бунтом против несказанного упадка романтической школы,— бунтом в литературных формах, но только потому в литературных формах, что политический бунт был еще невозможен, потому что, как говорил Платен, Аристофана достоин только свободный народ.

Испытывая отвращение к состоянию Германии, Платен в конце двадцатых годов отправился в Италию; сюда его влекли не только прелести природы и сокровища искусства: здесь он жил среди народа, который, отбросив покорность, начал ломать свои цепи. С июльской революции Платен начал неустрашимо выступать против насильников, царствовавших в Европе. В стихотворениях железной силы он клеймил петербургский кнут и берлинские фухтели.