Тем не менее, орган Союза постоянно оказывал большое содействие тому, чтобы пробудить и обострить классовое сознание рабочих, между прочим, и таким способом, что он активно поддерживал стачечную борьбу рабочих.

Революционные годы были до чрезвычайности богаты стачками; в одном Берлине после мартовских дней их насчитывалось целые дюжины. Но по самой природе дела рабочие достигали некоторых временных, преходящих, но не достигали прочных успехов. Те уступки, которые делали им в страхе перед революцией, опять отбирались у них заносчивостью контрреволюции. Из многочисленных стачек, возникавших по случайным поводам, в некоторых отраслях производства сложились зачатки прочных национальных союзов, в особенности быстро и в особенности сильные у книгопечатников и рабочих-сигарочников.

Но так как буржуазия боролась против профессиональной организации рабочих, непосредственно угрожавшей прибыли, еще энергичнее, чем против их политическо-социальной организации, и в этой борьбе находила послушных пособников в полиции и судах, то, какова бы ни была интеллектуальная победа рабочих, все эти полные надежд зачатки были разрушены.