Да и вообще исход выборов в рейхстаг 1881 года был неблагоприятен для Бисмарка. Его национал-либеральная охранная стража в 1880 году раскололась; под именем сецессионистов откололась фракция «раздосадованных фритредеров», которая политически оставалась довольно бесцветной, но не шла на новые повышения таможенного тарифа. Она снова сблизилась с прогрессистской партией, и обе фракции получили больше 100 мандатов, так что Бисмарк лишился и консервативно-национал-либерального и консервативно-клерикального большинства.

Он разыграл из себя глубоко оскорбленного честного человека: ведь, ради буржуазии он издал закон о социалистах, восстановивший против него рабочий класс. А теперь буржуазия начинает делать общее дело с рабочими, экономически ее заклятым врагом, с неудобными требованиями которого в экономической области она продолжает бороться, а между тем, закон о социалистах мешает рабочим оценить, с каким благоволением относится к ним правительство. Это очень приятное положение для буржуазии, пока оно длится.

Но правительство, удовлетворив справедливые требования рабочих, осуществит здравое ядро социалистической идеи, и тогда закон о социалистах будет излишен.

Так начались годы «мягкой практики»,— попыток укротить социал-демократию не только плетью, но и пряником, достигнуть посредством подкупа того, чего не удалось достигнуть насилием.