Если бы социал-демократическая агитация настолько подкопала известный округ, что здесь во всякий момент можно было бы ожидать насильственного взрыва, тогда должно было начаться применение этого параграфа, чтобы таким образом предотвращать введение действительного осадного положения. Даже буржуазная пресса единодушно признала, что в тогдашнем Берлине отсутствовали все условия, при которых действительно можно было бы дать применение § 28-му.

Но если Бисмарк воображал, что этим варварским выпадом он нанесет смертельный удар социал-демократии, то в действительности произошло нечто прямо противоположное. Теперь социал-демократия увидала, что ей предстоит борьба не на жизнь, а на смерть. Повсюду, где члены партии в первый момент упали духом, они начали возвращаться на свои прежние посты.

Сборы в пользу высланных и их семейств послужили первыми нитями, связавшими новую организацию; сами высланные и их голодающие жены и дети сделались агитаторами, каких еще не бывало у сознательного пролетариата. И тут же начал рассеиваться тот моральный остракизм, который со времени покушений тяготел на социал-демократии в представлениях широких народных слоев.