В этих законопроектах фракция видела не социальные реформы в историческом смысле слова, а лишь попытки, улучшив материальное положение пролетариата, отвратить его от его исторической задачи; тем не менее, она сделала все, зависящее от нее, чтобы реформа попечения о бедных приобрела разумный вид. Она требовала, чтобы расходы по страхованию от несчастных случаев несли исключительно предприниматели, как часть издержек производства, и чтобы предприниматели не могли претендовать на какое-либо возмещение из государственной кассы или из карманов рабочих; напротив, страхование от болезней она хотела возложить целиком на плечи рабочих, которые требовали за это только того, что считается естественным для всех остальных классов общества: самостоятельного управления больничными кассами. Но буржуазное большинство рейхстага было глухо к этим скромным и логичным требованиям. Оно самым нецелесообразным способом разорвало страхование от болезней и несчастных случаев, чтобы создать буржуазно-бюрократическое чудовище,— организацию, в которой рабочим предоставлялось ничтожное, а чиновникам и предпринимателям огромное влияние.

Социал-демократические депутаты, исполняя свой долг, голосовали против, почему Бисмарк и его чернильные кули заявили, что эти депутаты — враги рабочих; но этот демагогический маневр не произвел впечатления на рабочие массы.