Она опять восстановила помещичью полицию, а также феодальные окружные и провинциальные ландтаги и увенчала эту средневековую организацию палатой господ,— совершенно противоконституционным выкидышем, в котором восточно-эльбским юнкерам принадлежало наследственное большинство; если бы трехклассная избирательная система дала осечку, юнкерское большинство могло бы парализовать все законодательство. Но что действительно оказалось невозможным, так это сохранение крестьянско-помещичьих отношений. Приходилось устранить эту основу всего феодального господства.

Страх перед крестьянами все еще слишком глубоко владел юнкерами, так что этого требовали они сами.

Правда, крестьянам пришлось вновь принести колоссальные жертвы. С 1816 по 1865 год они должны были уплатить юнкерам (помещикам) за освобождение, по меньшей мере, один миллиард марок. И как в 1810 году уничтожение наследственного подданства сопровождалось изданием устава о прислуге, так теперь отмена помещичье-крестьянских отношений сопровождалась законом 24-го апреля 1854 года, который существует еще и в настоящее время х) и наряду с другими до последней степени придирчивыми предписаниями угрожает суровыми карами за всякую попытку забастовки со стороны сельского пролетариата.