Водочная монополия не была таким паролем, который мог бы вывезти на выборах; на этот раз нельзя было злоупотреблять и запугиванием красной опасностью, так как рейхстаг оказался послушным во всем, что касалось социал-демократии. Поэтому, чтобы изловить избирателей, Бисмарк избрал военные ужасы. В ноябре 1886 года он внес законопроект, который требовал немалого увеличения военного бюджета и вотирования его на семь лет.

Буржуазная оппозиция, прогрессисты и клерикалы, правда, готовы были дать ему «каждого человека и каждый грош», какого он требовал, однако, не на семь, а всего на три года; но хотя, в конце концов, она уступила бы и в этом пункте, тем не менее, Бисмарк распустил рейхстаг после первого же голосования при втором чтении и назначил новые выборы на масленицу, на карнавальный день 1887 года.

Благодаря слабости буржуазной оппозиции, избирательная борьба была для нее с самого начала проиграна. Трудно было бы поднять большие массы избирателей случайным вопросом: на три или на семь лет? Бисмарк нашел несравненно более яркий козырь в виде вопроса: война или мир?