Не получив согласия палаты депутатов, принц-регент не мог и думать о том, чтобы провести дорогостоящую военную реформу; палата же депутатов могла обусловить свое согласие на десять миллионов тем, чтобы ей, наконец, хотя бы отчасти была обеспечена реальная власть, и в особенности воздействие на применение военных сил. Между тем, палата депутатов в непонятной слепоте не делала ни того, ни другого. Она не отвергла реорганизации армии, но и не соглашалась на нее, предварительно потребовав создания условий, которые вели бы к усилению ее власти.

Напротив, во второй и третьей сессиях палата депутатов вотировала требуемые средства временно, на один год, причем представила это как «вотум доверия» к «честным людям», заседающим в министерстве; благодаря этому игра была потеряна раньше, чем она началась. Если корона не могла, не испросив согласия палаты депутатов, создать несколько сотен новых батальонов, эскадронов и батарей, то для палаты депутатов было столь же невозможно, или еще много невозможнее, разом смести уже созданные батальоны, эскадроны и батареи.

Такая невероятная политика совершенно спутала либеральных избирателей.