Правда, буржуазный класс сначала равнодушно смотрел на кровопускание, но когда искусственно разжигаемая кровожадность солдат стала угрожать даже самым спокойным горожанам, их тоже начали охватывать бунтовщические настроения.

В то время как горючий материал все более накоплялся, на него подобно искре подействовало известие, что 13-го марта в Вене вспыхнула революция и прогнала всесильного до того времени государственного канцлера Меттерниха. А тут еще большая депутация, посланная из Кельна к королю, довольно недвусмысленно угрожала отпадением рейнских провинций, если, наконец, не будут проведены реформы. Правительство решило уступить, но было поздно. Военные расправы привели к тому, что терпение лопнуло даже у филистеров. В полдень 18-го марта они устроили перед королевским дворцом мирное массовое собрание, которое должно было потребовать вывода войск из города.

Старания короля и министров внести успокоение уже ни к чему не приводили, и вот, когда эскадрон драгун и рота пехоты попытались очистить площадь перед дворцом, из их рядов раздались два выстрела, которые послужили сигналом к началу борьбы на улицах.