Его первые работы трактовали вопрос о свободе печати и еще в настоящее время относятся к лучшему из всего, что вообще писалось на эту тему. Но в то же время прения рейнского провинциального ландтага о законе касательно порубок леса, о свободе торговли и протекционизме и т. д. вводили Маркса в область материальных интересов, где идеологические точки зрения гегелевской философии не могли дать ему каких-либо руководящих указаний. Поэтому, он никак не мог обойтись без изучения этих вопросов, хотя, благодаря этому, расходился со своими берлинскими друзьями.

Точно так же он задумал заняться на страницах «Рейнской Газеты» основательным исследованием французского социализма, слабый отголосок которого перекатился через Рейн. Но он не успел исполнить этого намерения. Возрастающая оппозиционность газеты и искусная тактика, которою Марксу удалось парализовать цензуру, в особенности же острый конфликт, который пришлось выдержать газете,— и который она блестяще выдержала,— с обер-президентом Рейнской провинции из-за ее основательных сообщений о положении мозельских крестьян,— все это повело к тому, что 1-го апреля 1843 года правительство запретило издание газеты.

Маркс вышел из газеты уже несколькими неделями раньше, так как не хотел нести ответственность за старания акционеров добиться отмены воспрещения, усвоив менее оппозиционную тактику.