Так возник закон 6-го апреля, который наряду с другими завоеваниями — свободой печати и союзов — устанавливал, между прочим, что издание всех законов, утверждение бюджета и взимание налогов должно зависеть от согласия будущего народного представительства; так же возник и закон 8-го апреля, согласно которому собрание должно быть избрано на основе всеобщего, равного, тайного, но не прямого избирательного права и должно вступить в соглашение с короной относительно будущего государственного устройства.

Благодаря этому «соглашению», революция сводилась на нет. Раз корона и собрание с равными правами противостояли друг другу,— а это прямо предполагается понятием «соглашение»,— то при разногласии между ними решающая роль доставалась той стороне, у которой было больше силы. Буржуазное же министерство делало все зависящее от него для того, чтобы увеличить силы короны.

Вместо того чтобы опираться на народные массы и таким образом держать корону и дворянство под угрозой, оно, напротив, хотело, предавая интересы народа, снискать благоволение короны и дворянства, руководствуясь обманчивой надеждой, что само оно будет допущено в качестве третьего в союз господствующих классов.