Как закон о нарушении договора найма в экономической области, так этот параграф в политической области был первым исключительным законом Бисмарка против социал-демократии; однако пока что эти меры шли слишком далеко даже для буржуазного большинства рейхстага.

На выборах 1874 года обе социал-демократические фракции получили в общей сложности 351.670 голосов, которые довольно равномерно распределялись между ними. Если бы они с самого начала выступали сообща, то, может быть, получили бы несколькими мандатами больше. Тем не менее, было лучше, что они раздельно пошли в избирательный бой.

То обстоятельство, что они получили почти равное количество голосов, произвело охлаждающее действие на разгоряченное настроение обеих фракций. Лассальянцы увидали, что эйзенахцы — вовсе не придаток буржуазной демократии, а эйзенахцы увидали, что дружба лассальянцев с правительством относится к области вымыслов. Личное соприкосновение в рейхстаге тоже содействовало смягчению еще сохранявшейся враждебности, тем более что обе фракции были со всех сторон окружены врагами; буржуазные партии с высокомерным издевательством относились к ним, как к гостям, которые должны вести себя чинно, если они хотят, чтобы их терпели.

Бисмарк, в свою очередь, немедленно выступил с обоими исключительными законами, с которыми он провалился в прошлом рейхстаге,— и вначале провалился и в этом рейхстаге.