Конечно, у социал-демократии тогда еще не было такой силы, как в настоящее время; но она быстро вырастала и оказывала на массы нации достаточное влияние для того, чтобы поднять их против благородного замысла содрать с них шкуру. Правда, на выборах 1877 года было избрано только двенадцать социал-демократических депутатов, но было подано почти полмиллиона социал-демократических голосов. И каждый новый день доставлял ей новых приверженцев.

Сначала могло казаться, что буржуазия, наконец-то, будет действовать, как следует. Рейхстаг еще раз отклонил растяжимый параграф, который должен был войти в уголовное уложение в качестве исключительного закона против социал-демократии,— отклонил, несмотря на то, что министр Эйленбург на случай отклонения угрожал «саблей, которая рубит, и ружьем, которое стреляет». В 1877 году национал-либералы потеряли на выборах в рейхстаг до 20 мандатов, которые достались консерваторам, но, тем не менее, все еще нельзя было создать в рейхстаге протекционистское большинство.

Около святок 1877 года Бисмарк еще раз вступил в переговоры с вождем национал-либералов фон Беннигсеном, но опять безрезультатно. То, что Бисмарк предлагал национал-либералам, было для них слишком мало, а то, чего он требовал от них, было для них слишком много.