И в то время как либеральная буржуазия в страхе отшатывалась от революционных средств, которые только и способны были бы помочь ей, Бисмарк совершенно их не боялся, раз только они вели его к цели. Он взорвал Германский союз, прогнал союзный сейм из Франкфурта, организовал в Верхней Силезии венгерский легион под командой революционного генерала Клапки и других революционных офицеров, причем этот легион, составленный из венгерских перебежчиков и военнопленных, должен был вести войну против своего собственного законного военачальника. По завоевании Богемии Бисмарк издал прокламацию «к жителям славного королевства Богемии», представлявшую такое же жестокое издевательство над традициями легитимности.

Потом среди мира он захватил в полном составе владения трех законных государей Германского союза да, кроме того, вольный город Франкфурт, и это изгнание государей, таких же «милостью божией», как король прусский, не произвело никакого впечатления на христианскую и монархическую совесть последнего.

Таким образом, Бисмарк оперировал в то время вполне революционными способами, что, конечно, само по себе не составляет позора для него. Но революция, которую он делал, поскольку индивидуум вообще может сделать революцию, была только революцией сверху, следовательно, половинчатой революцией, которая среди победы открывает, что она не в состоянии завершить начатое ею.